Стихи Мамонов Пётр Николаевич

Бунтари («Шоколадный Пушкин», 2000 год)

я не хочу быть горбатым,
лучше уж
быть каким-нибудь потусторонним,
потому что когда будешь
чувствовать как стадо,
то и будешь
горбатым (чреватым).
у меня такая есть куртка
безразличная,
она вся коричневая.
ни полос, ни крапинок.
как докторская колбаса.
ужасный галстучек,
голова
как рация - туда-сюда все бегает,
над ней -
как будто из досок прям набит
намост волос,
я не похож на подонка, нет.
я свои мозги, которые не хотели думать,
своротил набок.
у меня задача, а у него нет
у меня
у меня транзистор, у него диод.
ээх
он обыватель, разивает рот.
у меня совсем нет времени,
мне некогда, я все время
думаю, думаю.
и некогда эти афоризмы
из ногтя дрючить.
ну-ка, закрой шторы, закрой окна.
уйди, уйди, козьма
уйди, ух, козьма прутков
с дороги (?).
смотри, из-за полога красные ноги.
вон бунтари, бунтари
вон, вон бунтари, бунтари
бунтари.

я скину на людей кусками прямо
силу угловатой рифмы,
и тогда мои стихи, может,
пробьют прямо куском
углом
черепа,
может, мертвые будут.
может и будут, они,
а может быть будут и живые, они.
может быть и будут,
в пыли лягут или просто будут молодые,
не важно,
все равно идут и боятся
оказаться под куском стихов.
конечно!
когда вон они видят прямо:
я как памятник стою на круче один,
командую камнями, туда-сюда.
хочу, брошу вон камень
и пойдет кругами вода,
могу бросить туда, сюда,
в белизну, в крутизну.
да куда хошь..
вон, вон раскидался, раскидался.
кидал, кидал и все погибли,
вот и остался один
и некому стало слушать стихи.

так я влюбился,
что даже не смею обнаружить
свою к вам причастность.
правда, нервничать
я особо не нервничаю,
потому что я спокоен.
я качаюсь на волне
однако.
под знаками созвездий зодиака.

если вы хотите сесть -
то, пожалуйста, садитесь.
я говорю, садитесь.
вон это..
я говорю старухе толстой.
потом вскакиваю и убегаю (?)
она прямо на душой
стоит,
а я бегу между удивленных лиц
вдаль.
там зеркала
эх, мне бы затаиться
среди этих взглядов.
как сделать бы быстренько вид,
что я здесь абсолютно не при чем
не бежал, не продирался
сквозь эти
цветные, цветные пятнышки.
не кричал, не натыкался,
не шершавил,
и не понятил (?) всех этих
небритых, колючих, жестких и бледных.
ээх
добежать,
бежать тяжело, бежать тяжело.
забеременел.
ооо, забеременел..
всем
недоверием, унынием,
шепотом злобным.
может что-нибудь родится.

я хочу вдавиться в машину
прямо в боковую дверь,
хруст стекла послушать.
не знаю
прямо, эх..

это бунтари, бунтари!
да, да, да!
быть желаю не горбатым,
быть желаю потусторонним,
потому что стадные вкусы чреваты горбатостями.
моя куртка безразличная,
моя куртка без крапинок, без полос,
как докторская колбаса.
на ней намощу много досковых намост
из бунтарски немытых,
диких, волос.
я не хочу,
не хочу быть похожим на подонка!
я законописатель..